Символдрама Мотив "Опушка леса"


Мотив «Опушка леса»

Цель этого мотива - вызвать представление образа значимого лица или символического существа, воплощающих бессознательные страхи или проблемы. Задание мотива опушки леса направлено на ожидание существа, которое выйдет из темноты леса на опушку.

Лес символизирует бессознательное. Это темная область на земле, которую нельзя увидеть насквозь, в которой может скрываться все или ничего. В лесу свободно и безмятежно живут дикие звери. Из сказок мы также знаем, что лес населяют злые и добрые существа, такие как гномы, великаны, феи, разбойники или даже злые ведьмы. Нередко люди боятся входить в лес, вселяющих в них какой - то неопределенный страх, или вообще слишком близко приближаться к нему. Если сравнить мотив леса с другими мотивами, символизирующими бессознательное, как, например, с морем, пещерой и отверстием на болоте, то опушка леса отличается как раз тем, что здесь не спускаются в глубину. В мотиве опушки леса не затрагиваются области, лежащие ниже поверхности земли. В этом мотиве прорабатываются не очень глубокие области бессознательного, которые в образе символически находятся непосредственно на земле, т. е. поблизости от сознания.

В работе взрослому человеку не рекомендуется входить в лес. Вы останавливаетесь на некотором расстоянии от леса, оставаясь тем самым в пограничной области и избегая вызывать страх и сопротивление. На опушку из темноты леса должны приходить символические образы, как бы выходя из бессознательного на свет сознания.

В отличие от взрослых, у детей символ леса еще относительно многогранен. С одной стороны, он символизирует бессознательное, что - то сокровенное и таинственное. Из леса может выйти образ, символизирующий вытесненный бессознательный материал. С другой стороны, дети относятся к образу леса как к чему - то прячущему, скрывающему, спасающему, дающему защиту. На лугу же они, напротив, могут чувствовать себя как бы выставленными на растерзание". Дети могут испытывать поэтому желание спрятаться в лесу, который выступает для них в этом случае в аспекте материнского начала.

После того, Вы представили себе и описали луг или опушку леса, Вы можете подойти поближе к краю леса и остановиться на расстоянии 10 - 20 от него. Вы вглядываетесь в темноту леса. При этом, вполне вероятно, из леса выйдет какое - то существо, животное или человек.

Возможно, Вам придется терпеливо подождать, прежде чем из леса кто - нибудь выйдет. Не исключено, что на протяжении всего сеанса или даже нескольких сеансов из леса вообще никто не выйдет. Это может говорить о мощной защите и сопротивлении со стороны Сверх - Я. Может быть, сначала Вы увидите только что - то неопределенное или призрачное. Если Вам станет страшно, то поблизости следовало бы найти куст или что - то подобное, за которыми Вы смогли бы спрятаться. Вызывая образ выходящего из леса существа, Вы получаете возможность стимулировать развитие бессознательного материала в форме символических образов, которые свободно поднимаются и развертываются из Вашего бессознательного. Из леса могут выйти обычные звери, такие как белка, заяц, лиса, маленькая мышка или крот. Тем не менее, эти животные имеют символическое значение, воплощая актуальные для Вас проблемы, страхи, объектные отношения. У молоденьких девушек часто появляется пугливая косуля, у мужчин - олень, лось или больший медведь. Но появляются также и человеческие фигуры: охотник с большим ружьем, опустившийся бродяга или несколько бродяг, старушка, собирающая ягоды, ведьма и многое другое. Для более младших детей характерно появление из леса сказочных персонажей. В этом случае имеет смысл продолжать сеанс "на уровне сказки". Однако в более старшем возрасте подобные инфантильно - регрессивные черты считаются уже защитой от реальности и склонностью к иллюзорному осуществлению желаний.

При интерпретации появляющихся из леса символических существ необходимо учитывать два дополняющих друг друга аспекта. С одной стороны, образ можно рассматривать в контексте объектных отношений, т. е. как символическое воплощение близких людей, оказавших на Вас особо важное влияние. В условиях невроза определенные объекты могут оказаться недооцененными, непризнанными или появиться в образе в искаженной форме, т. е. так, как они эмоционально переживались ребенком. Если же из леса появляются Реальные образы, например, отец, учитель и т. д., то интерпретация заметно облегчается.

С другой стороны, образ можно рассматривать с позиции субъекта, т. е. как воплощение бессознательных установок и тенденций поведения, как отражение аффективных и инстинктивных желаний, которые Вы как бы отщепляете от своего реального поведения. Часто люди как бы воплощают тем самым кусочек "непрожитой жизни".

Символическое значение появляющегося из темноты леса существа можно рассматривать в контексте психической структуры, которую  К.Г. Юнг называл "тенью". "Тень" занимает промежуточное положение между сознанием и верхними, наиболее поверхностными слоями бессознательного, включая в себя обычно непривлекательные, негативные стороны психики.

Цель заключается в этом случае в том, чтобы довести до сознания эти отщепленные и вытесненные Вами тенденции путем выведения из леса на луг символизирующих их существ. Вступая с ними в контакт, Вы принимаете и признаете их. Вы описываете их, приближаетесь к ним, позднее, возможно, даже дотрагиваетесь и гладите их. Однако часто люди вначале к этому не готовы. Появляющееся из темноты леса символическое существо часто настроено враждебно по отношению к человеку или, по меньшей мере, недружелюбно. Лев, например, может, выйдя из леса, раскрыть пасть, или змея, высунув жало, может надвигаться на Вас. Враждебные человеческие образы со свирепым взглядом, как, например, ведьма, охотник или кто - то другой, также могут завладеть сценой. В одном из образов на луг выбежал огромный великан с ножом и стал гоняться за пациентом. Или же, наоборот, само существо боится приблизиться к человеку, например, пугливая косуля, ежик или птичка.

Учитывая, что появляющиеся образы символически выражают отщепленные тенденции побуждений и желаний, т е. некоторые внутренние комплексы, которые, как правило, находятся в конфликте друг с другом и с личностью в целом, обуславливая тем самым враждебность или страх, которое проявляет по отношению к Вам появляющееся из леса существо, следует избегать бегства от этого существа или враждебных действий против него. Целью должна быть постепенная интеграция изолированных, оторванных, находящихся в конфликте комплексов в целостную личность.

В некоторых случаях люди склонны стремительно нападать на враждебное символическое существо. Эта тенденция отражает склонность к аутоагрессии. Когда агрессия направляется против Вас самого, точнее против затрагиваемой при этом части Вашей личности. Такое подавление собственных напирающих импульсов при помощи аутоагрессии Вы уже достаточно долго вырабатывали в своем невротическом поведении. Это  сложная ситуация. В наихудшем случае Вы можете убежать от вызывающего страх существа. С психотерапевтической точки зрения это явно не самое лучшее, если принять во внимание, что эти образы символически представляют определенную часть Вашей личности, Ваши проблемы, и, убегая от них, Вы как бы остаетесь с теми же самыми неразрешенными проблемами. Для конструктивного разрешения создавшейся ситуации Х. Лёйнер предлагает использовать режиссерский принцип активного ведения сновидения наяву, который он называет принципом кормления, перекармливания, нежного поглаживания, объятия и примирения. Интеграция конфликтного материала в целостную личность происходит по аналогии с действиями укротителя, приручающего диких животных. Как известно, агрессивное противодействие и избиение животных не приводит к их приручению. Укротитель пытается расположить и привязать к себе животных путем кормления и нежного обращения.

Принцип кормления появляющегося в образе символического существа - это, по сути, удовлетворение фрустрированной оральной потребности той внутренней психической структуры личности, которую представляет символическое существо. В техническом аспекте Вы кормите вышедшее на опушку леса существо, Вы осознаете, что не стоит делать этому животному (человеку и т. п.) что-то плохое. Это животное просто очень голодное и его нужно как следует покормить. После этого Вы предлагаете подходящую для данного существа пищу. Например, змее можно предложить блюдце молока, а льву - большую миску свеженарезанного мяса. При этом важно как можно больше накормить и даже перекормить символическое существо.

Как правило, символическое существо начинают брать пищу сначала неохотно, но иногда и с большой жадностью. Попробовав первые куски пищи, символическое существо начинает есть все более охотно. Нужно не просто "кормить" символическое существо, а, прежде всего, предложить ему избыток пищи, которой должно быть значительно больше, чем невротический человек может представить себе в своей вызванной оральной фрустрацией зажатости. Важное значение имеет при этом момент наступления "пресыщения", когда животное "перекормят". Насколько это получается, зависит от характера предлагаемой пищи. Следует всякий раз подбирать именно ту пищу, которая подходит данному конкретному существу. Однако что делать, если, например, появляется злая ведьма, которая "питается" маленькими мальчиками? В этом случае ей можно предложить торт или другие кондитерские изделия. После того, как символическое существо становится по-настоящему сытым, оно, как правило, ложится отдохнуть. Его настроение и поведение коренным образом изменяется. Символическое существо перестает казаться Вам опасным, становится приветливым и доброжелательным. Вы можете теперь приблизиться к нему, прикоснуться и погладить его. Возможно, здесь Вам еще придется преодолеть остатки некоторого страха. В этом и заключается упомянутый выше режиссерский принцип нежного поглаживания, объятия и примирения.

 

Мотив «Пещера»

 

 Мотив пещеры характеризуется тем, что он связан с подземным миром и с земными недрами, символизируя отверстие, ведущие к глубинным слоям бессознательного. Так же, как и в мотиве опушки леса, из пещеры часто спонтанно выходят символические существа. Они имеют преимущественно архаический характер. В целом можно сказать, что мотив пещеры воплощает женский генитальный аспект, символизируя утробу матери, матку и маточный зев. Пещеру сначала наблюдают со стороны в ожидании, что из нее выйдет символическое существо. В этом смысле мотив пещеры похож по технике проведения на мотив опушки леса.

 Пример:

17 - летний гимназист, родившийся и выросший в ГДР, заболевает, после переселения вместе со своей семьей в ФРГ, на фоне аутистического пубертатного кризиса и подозрения на начинающуюся гебефренную шизофрению. Неразговорчивый, замкнутый и с застывшим лицом он рассказывает, запинаясь, историю своей жизни. Он жалуется на резкие головные боли, органическую причину которых установить не удается.

Будучи до переселения довольно хорошим учеником, в новой школе он оказывается полностью несостоятельным. Симптомы появились за четыре месяца до обращения к психотерапевту, сразу же после переселения. В символдраме у пациента спонтанно появилась пещера у подножия горы. Х. Лёйнер попросил пациента понаблюдать за ходом в пещеру с некоторого расстояния. Спустя некоторое время, оттуда вышел великан со свирепым лицом. Однако великан в нерешительности останавливается у входа в пещеру и знаком подзывает к себе пациента. Психотерапевт подбадривает при этом пациента и предлагает ему последовать за великаном. Тот ведет его в пещеру и показывает ему там свои владения: ландшафт с рекой, с виноградниками, кладовыми и хлевом полным коров - почти что маленький роскошный рай.

Психотерапевт советует пациенту спросить великана о причинах его уходе от мира. Великан отвечает, что бежал сюда, потому что его сторонились и потешались над ним. На следующих трех сеансах символдрамы, длительностью по 50 минут, Х. Лёйнер вновь дает пациенту тот же самый мотив, побуждая его вывести великана из пещеры обратно в мир людей. Сначала великан встречает крестьян на поле. Преодолев скованность сопротивления, великан все же готов помогать им в работе. Входя в близлежащую деревню, он сначала в нерешительности останавливается. Психотерапевт просит пациента описать ему детали и побуждает великана войти в деревню. На следующих сеансах великан совершает более продолжительные прогулки по деревням и городам. Всякий раз, когда появляются скованность, страх или боязнь, психотерапевт просит пациента описать эти состояния и дает подбадривающие указания. В ходе этих экскурсий рост великана в образе раз от разу уменьшается. Один раз, сжавшись до размеров ребенка, он даже улегся в детскую кроватку пациента в его прежней квартире.

Психотерапевт дает ему возможность в ней отдохнуть. С еще большей энергией и силой великан вскоре вновь появляется среди работающих крестьян. На третьем сеансе пациент сообщает о примечательном синхронном преобразовании. В то время как прежде река была тесно зажата двумя скальными мысами, теперь они расступились. Вдоль ничем не стесненной реки протянулась широкая дорога, а рядом появилась гостиница. Учитывая нарушения общения и Учебной деятельности пациента, для психотерапевта было важным распространить этот процесс на более оптимальное поведение при общении. Великану, который тем временем сжался до размеров нормального человека, Х. Лёйнер посоветовал устроиться на работу в гостинице. Там ему встречается много людей, которые приходят и уходят, а он им помогает. В этой ситуации, которая воспринимается пациентом очень серьезно, великан завоевывает доверие людей. Живший прежде в уединении и никем не признанный великан становится человеком, который принимает на себя хотя и скромную, но все же уважаемую и социально нужную роль.

После четвертого сеанса пациент сообщает, что головные боли почти совсем исчезли. Психически он теперь не только производит впечатление более открытого, более разговорчивого и эмоционально более раскованного человека, но и впервые установил более близкие отношения со сверстниками в своем новом классе. Вскоре после этого он даже участвовал в крупных спортивных соревнованиях и опять стал приносить домой хорошие оценки.

Комментарий. Образ одинокого и изолировавшего себя от мира великана отражает аутистическую замкнутость и далекие от жизни ожидания пациента, связанные с омнипотентными желаниями всесилия и всемогущества (что, вероятно, и определило выбор великана), а также с отказом от столкновения с конкурентами. Примечательно, что за синхронным преобразованием в символдраме, выразившимся, например, в изменении берегов реки, внешнего облика и поведения великана, вскоре следует непосредственное изменение реального поведения пациента.

Если в работе взрослых не рекомендуется заходить в пещеру, чтобы не спровоцировать развитие нежелательных реакций, например, приступа страха, в кататимно - имагинативной психотерапии детей и подростков по желанию ребенка можно также войти в пещеру, чтобы в ней побыть или чтобы исследовать ее глубины. Нередко при этом для пещеры характерно явно либидонозное заполнение, что позволяет прорабатывать различные проблемы, имеющие сексуальную природу.

Пример:

17 - летняя девушка, с явно выраженными сексуальными страхами, не могла побороть себя, чтобы вступить в желаемую ею интимную близость с другом. В символдраме она представила себе пещеру с нависающими над входом ветвями и кустарником, так что в нее даже невозможно было заглянуть. Потом появилось углубление, и она вошла в пещеру. Внутри было влажно, сырые листья лежали под ногами. Пещера была примерно такого же размера, как и сама девушка. Ее охватил страх, что тут могут быть противные маленькие животные. В завершение она представила, что в ее пещеру хочет проникнуть противная, толстая, желтая, слизкая гусеница. Психотерапевт предложил ее покормить, а также усилил конфронтацию, настояв на том, чтобы внимательно рассмотреть гусеницу. В конце концов, пациентке удалось погладить гусеницу, благодаря чему произошло примирение с образом. Сразу же образ гусеницы преобразился. Она стала милая, изящная, мягкая, с черными волосками. Таким образом, фаллический сексуальный аспект преобразовался скорее в нежно - либидонозное начало. Пациентке было очень приятно такое преобразование. После этого сеанса девушка впервые без страха смогла пойти на интимную близость со своим другом.